Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Тральщик и баржа

В затоне напротив наших домов с давних времён находятся три чужеродных объекта: остатки распиленной на металлолом затонувшей баржи, платформа дебаркадера и пришвартованный к ней минный тральщик 1953 года постройки. Эти памятники прошлого портят вид на затон, загрязняют экологию и захламляют береговую линию.

Жители «Ривер Парка» писали жалобы в разные инстанции по поводу очистки затона от металлолома, но всем каждый раз приходят отписки одного и того же типа: согласно действующему законодательству, запретить стоянку тральщику никто не может; владелец затонувшей баржи не установлен, поднимать ее некому. Расскажем подробнее об этой ситуации и путях выхода из нее.

Каждому, кто когда-либо жаловался на стоянку минного тральщика в Нагатинском затоне, приходил подобный ответ:

То есть стоянку запретить не можем, судно зарегистрировано в установленном порядке, но по техническим причинам сейчас никуда уйти не может. Владелец судна уже много лет пытается его восстановить. Но результат плохой. Реконструкция такого судна – это очень сложно и дорого. Тральщик держится на воде, покрашен, издалека похож на действующий корабль. Для того, чтобы судно могло самостоятельно выйти в плавание, ему необходимо проходить ежегодное техническое освидетельствование, это что-то вроде техосмотра для автомобилей. Однако, проходить это освидетельствование судовладелец скорее всего даже не пытается по причине очевидного неудовлетворительного технического состояния тральщика. Но это еще не самая большая проблема.

Рейдовый тральщик типа «МТ-3»

В 2008 году владельцу минного тральщика удалось зарегистрировать его в Государственной инспекции по маломерным судам (ГИМС) под видом маломерного судна (полное водоизмещение тральщика 161 тонна). Тогда это можно было сделать вполне легально. Но в 2012 году законодательство изменилось и статья 3 Кодекса внутреннего водного транспорта ограничила максимальную длину маломерного судна двадцатью метрами. А длина тральщика проекта 255К, по которому он построен – 38 метров. Таким образом, это судно никогда не сможет пройти ежегодное освидетельствование в ГИМС. Больше того, тральщик должен быть снят с учета в ГИМС и поставлен на учет в Российский речной регистр (РРР). А эта процедура помимо того, что очень сложная (скорее всего, невыполнимая) с юридической стороны, еще и очень затратная. Для освидетельствования в РРР необходим комплект чертежей, которые были уничтожены на заводе-производителе в Рыбинске по сроку давности. То есть при существующей законодательной системе шансы на ввод тральщика в эксплуатацию равны примерно нулю.

Что бы ни делал владелец этого судна, оно с очень большой вероятностью никогда не сможет использоваться по своему прямому назначению. А мы вынуждены “любоваться” на этот утиль до тех пор, пока Василию не надоест его хобби и он не отправит его на металлолом (на этом можно было бы неплохо заработать). Кстати, такая судьба постигла почти все суда этого проекта. Тральщики, которые эксплуатируются до сих пор (обычно в виде учебных судов) можно пересчитать по пальцам и все они принадлежат организациям.

Восстановление старых судов – дело, конечно, важное и почетное. Но в условиях современного российского законодательства – крайне проблематичное и очень дорогое. Хотим пожелать Василию и его единомышленникам удачи в этом нелегком деле а также скорейшей смены дислокации его тральщика. Для подобных судов есть Кожуховский затон, есть мыс Коломенская, вл. 2, есть затон Новинки, а также много других мест, больше подходящих для последней стоянки кораблей, чем локация посередине плотной городской застройки напротив благоустроенной набережной.

Аналогичный тральщик в Кожуховском затоне. ©Greta

Кроме непосредственно тральщика, у берега стоит дебаркадер – плавающая платформа, служащая для него причалом. Чьё это сооружение, обладающее постоянной плавучестью и на каком основании оно находится в затоне, окутанное по периметру колючей проволокой  – предстоит выяснить.

Еще одним объектом, захламляющим акваторию Нагатинского затона является распиленная и затонувшая рядом со стоянкой тральщика баржа.

На все жалобы различные ведомства сначала утверждали, что хозяина (!) этой баржи ищут, но никак не могут найти чтобы заставить ее убрать. Еще есть версия, что хозяин баржи сел на 20 лет в тюрьму и пока оттуда не выйдет, баржу свою не уберет. Интересно, как вообще этот «хозяин» может подтвердить свою собственность на металлолом в реке?

Затопленная баржа

Это достаточно удивительная отмазка – при чем тут какой-то мифический хозяин бывшей баржи, за десятилетия превратившейся в промышленный мусор? Это как отказываться убирать давно брошенные останки автомобиля на основании того, что никак не могут найти хозяина бывшей машины.

Однако, в этом году ФГБУ «Канал имени Москвы» ответило на вопрос о барже в ином ключе:

Чтобы разобраться, что означает сей бюрократизм, попробуем вчитаться в текст восьмой главы КВВТ:

Пункт 1: […] Органы государственной власти субъекта […] Федерации за счет средств бюджетов […] вправе участвовать в софинансировании расходных обязательств Российской Федерации в части содержания […] инфраструктуры внутренних водных путей на внутренних водных путях федерального значения, расположенных в границах субъекта Российской Федерации, и осуществлять финансирование содержания судовых ходов и инфраструктуры внутренних водных путей на внутренних водных путях регионального значения, расположенных в границах соответствующего субъекта Российской Федерации […]  путем предоставления субсидий федеральному бюджету из бюджетов субъектов Российской Федерации.

Пункт 2: Содержание судовых ходов на подходах к портам или причалам, не являющимся портами или причалами общего пользования, и пунктам отстоя, а также проведение работ по устройству и содержанию рейдов в этих портах осуществляется за счет владельцев этих портов или причалов и пунктов отстоя. […]

Пункт 3: Работы по содержанию внутренних водных путей осуществляются без специальных разрешений и согласования.

Скорее всего, бюджетное учреждение намекает на то, что денег на очистку нашего затона от металлолома у него нет и пусть это оплачивает городской бюджет и/или хозяин причалов, они не против.

Поэтому, если мы хотим добиться ликвидации склада металлолома напротив нашей красивой набережной, нужно массово писать обращения по этому поводу в Правительство Москвы. Особенно актуально заняться этим прямо сейчас, когда проходит городская акция по задабриванию электората.

Facebook Comments
%d такие блоггеры, как: